12/04/2020
Как выбраться из бездны
Перевод: Aнна Tуманова
Следы от масок исчезнут с лиц наших докторов и медсестер, но не с их психики. В любом случае, не сразу. Не за один раз. Те, кто знает несчастную семью травматических переживаний, также знает, что в дополнение к непосредственному переживанию травмы существует состояние, называемое вторичной травмой. С ним знакомы спасатели, сотрудники ГИБДД, пожарные, операторы скорой помощи. Об этом знают те, кто занимается случаями насилия и надругательств над несовершеннолетними. Это травма тех, кто должен смотреть на то, на что смотреть невозможно. И действовать. Медицинский персонал, задействованный в отделениях COVID, должен апеллировать к самой стойкой части себя и к самой благородной части, которая побудила его встать на путь лечения других. Они не герои, как нам часто нравится представлять их, чтобы меньше чувствовать их усталость. Это уязвимые люди, которые для того, чтобы быть сильными, должны использовать такие ресурсы, как способность вызывать кратковременную умственную диссоциацию, чтобы справиться с болью, страхом и одиночеством пациента. И самих себя.

Скажут, что это часть их работы, но в последние месяцы доза бессилия и преданности, с которой им пришлось столкнуться, превысила все возможные ожидания. Проклятые сроки, ненадлежащее оборудование, не сделанные анализы непрекращающиеся запросы, абсолютно неравное отношение между количеством умерших и психологическим временем для обработки этой информации. Эта почва, на которой сразу же рождается выгорание, истощение, которое потребляет энергию призвания и вызывает усталость, разочарование и гнев. За 40 лет знакомств во врачебных кругах я никогда не получал звонка от коллеги, которая вот-вот рухнет из-за количества выборов, клинических и моральных, которые должны быть сделаны в течение одной ночи. Одна знакомая медсестра мне рассказывает, что, когда она возвращается домой, она боится заразить своих детей, она чувствует себя заразной, ест в углу, засыпает с голосами пациентов в голове, с мыслью о неорганизованных похоронах, о родителях, с которыми не попрощались. И так называемая усталость из-за сострадания, эмоциональная нагрузка от лечения, которую травматолог Чарльз Фигли назвал стоимостью заботы.

Мы не можем забывать о том, что эта пандемия ложится на плечи медицинских работников, уже несущих на себе вес системы общественного здравоохранения (не всегда в отличных условиях), неадекватных зарплат, ветхих зданий, крайних финансовых реформ, бюрократии. Верх совершенства и бездна пренебрежения. Я надеюсь, что это самая неожиданная в нашей недавней истории ситуация с неотложной медицинской помощью — это прекрасная возможность переосмыслить понятие здоровья и заботы о нем.

Для терапевтического лечения вторичной травмы необходим подготовленный персонал. Необходимо различать немедленное вмешательство по поддержке и слушанию и среднесрочное вмешательство в отношении эмоций, которые возвращаются, изображений, запахов, шумов. О вторжении воспоминаний, уязвимости и тревоге, ночных кошмарах. От Всемирной организации здравоохранения до нашего высшего медицинского учреждения, от профессиональных орденов до университетов и ассоциаций психотерапевтов идет мобилизация, которая с четкими правилами поведения и указаниями по вмешательству рассматривает посттравматическую судьбу медицинского персонала. Научные журналы уже полны статей о психологическом влиянии опыта, через который сейчас проходят доктора, медсестры и медбратья, ассистенты врачей.

В подобных ситуациях основополагающей является возможность быть выслушанными и получить поддержку, а также указания по управлению эмоциями в самых сложных ситуациях. Это не терапия, но это носит терапевтический характер. Это помощь, это психическое пространство. Спрос-широк, повторяющейся темой является, например, чувство несоответствия перед запросами чрезвычайной ситуации. Более молодые, возможно, представляли себе более постепенное вхождение в мир больницы.

Тот, кто выбирает профессию по оказанию помощи, часто делает это потому, что знает, что такое боль. Он станет раненым целителем. Таким образом, тот, кто лечит, должен получать лечение, тот, кто ухаживает, должен получать уход. И это будет задачей других раненых целителей, которые являются психологами и психотерапевтами.


Автор: Витторио Линджарди

La Repubblica от 4 апреля 2020
19/04/2020
Психика на карантине
Миллионы людей находятся в красной зоне эпидемии.Тысячи людей сидят на добровольно-принудительном карантине, чтобы приостановить распространение инфекции. Это означает, что они резко меняют привычную жизнь, ограничивают социальные контакты, не выходят из дома. Людям рекомендуют избегать рукопожатий, поцелуев, объятий. Для итальянцев это ненормально: они целуются при встрече со своими знакомыми, показывая этим свое расположение.

Утро теперь у всех начинается с просмотра сводки эпидемии: сколько еще заболело, сколько умерло. Врачей не хватает. Вышел приказ принимать на работу врачей-пенсионеров в 3 регионах, где больше всего случаев заболевания COVID-19.

Британские ученые из Королевского Колледжа в Лондоне приводят интересные научные данные о том, что происходит с психикой людей во время этой вынужденной изоляции. Они проанализировали 24 исследования, проведенные в разное время в 10 странах во время эпидемий Сарс (SARS), Эболы, свиного гриппа, ближневосточного респираторный синдрома (MERS) и конского гриппа.

Все исследования показали, что на карантине чаще встречаются депрессивные и тревожные состояния, а у некоторых людей развивается посттравматическое стрессовое расстройство. Изоляция во время карантина приводит к искаженному восприятию ситуации, ощущению неминуемой катастрофы. Рекомендуется внимательно отнестись к психике людей на карантине, оказывать им психологическую поддержку. Нужно объяснять людям необходимость карантина и высоко оценивать их альтруизм в отношении общества, когда они соглашаются на добровольную изоляцию. В группе риска находятся те, у кого были ранее депрессивно-тревожные состояния и другие психические расстройства. Последствия карантина для психики могут привести к дезадаптации людей, к реактивным депрессивным состояниям и к тяжелым формам посттравматического стрессового расстройства.

Этот анализ прошлых эпидемий говорит нам о том,что не надо забывать о психике людей, все более ранимой в современном обществе.


Автор: Дарья Пожарицкая

Психиатр, Италия

Contact us with any convenient way:

E-mail: hello@company.com
Phone: +123 466 567 78
Social networks: Facebook | Instagram | Youtube

© All Right Reserved. My company Inc.
e-mail us: hello@company.cc
Made on
Tilda